Новости
Произведения
Галерея
Биографии
Curriculum vitae
Механизмы
Библиография
Публикации
Музыка
WEB-портал
Интерактив


МЕССА РЕHЕССАHСА. ПРИHЦИП ПРИРОДHОЙ ГАРМОHИИ


Главная  →  Музыка  →  Музыкальная культура Возрождения  →  Месса Ренессанса. Принцип природной гармонии

ПРИНЦИП ПРИРОДНОЙ ГАРМОНИИ В эпоху Возрождения всякий творец — художник, скульптор или композитор — более всего хотел бы уподобиться самому Господу, быть строителем, создателем, зодчим. А чтобы строить, нужно обладать знанием; чтобы возвести здание устойчивое и прочное и в то же время пропорциональное и прекрасное, нужно уметь считать, вычислять, конструировать, то есть заниматься той работой, которая не будет видна в самом творении, но без которой оно не сможет явиться на свет. Главным видом искусства в то время была архитектура. Вершина искусства архитектуры — церковь, храм Божий, собор. Собор — это своего рода модель Вселенной, в нем неразрывно слиты наука, "искусство и ремесло. Архитектор — это и ХУДОЖНИК, и инженер, и строитель одновременно. В храме осуществлен синтез всех искусств, всех сфер духовной жизни — и религиозное богослужение, и фрески, украшающие храм, и музыка, звучащая в нем, создают универсальную модель божественной Природы. В отличие от суровой готики, архитектура Возрождения радостна и гармонична. «Для людей Ренессанса, — пишет американский искусствовед Р. Витковер, — именно эта архитектура, с четкостью ее геометризма, уравновешенностью, безмятежностью форм, с характерным полусферическим куполом, и отражала, и возрождала идею совершенства, всемогущества, истинности и благости божества. Быть универсальным, как сама природа, быть прекрасным и гармоничным, разносторонним и всеобъемлющим, как она, — вот девиз эпохи Возрождения. Поэтому ее символом стал Леонардо да Винчи, который был не только великим художником, но также ученым и инженером. Композиторами Возрождения тоже овладело желание стать зодчими, стремление созидать и строить. И они построили свой храм из доступного им материала — из звуков. Это была месса. Характер ее звучания был сродни храму: в ней были грандиозный объем, многочастная конструкция, параллельные пересекающиеся линии, фундамент в виде одной из известных мелодий в нижнем голосе — cantus firmus. Месса, казалось, стремилась заключить в себя пространство храма, повторить в воздушном музыкальном материале его своды, его горизонтальные и вертикальные опоры. Месса эпохи Возрождения — прямая наследница средневековой мессы. Звучит она в христианском храме во время католического богослужения. Так же как и в средневековой мессе, в мессе Ренессанса те же пять частей; но теперь мир уже не кажется человеку столь малым и обозримым, и месса тоже расширяется, становится величественной, масштабной. Она написана на тот же латинский текст, который включает в себя все главные мысли, владеющие душой верующего, когда он обращается к Творцу: Слово мольбы и просьбы о прощении Kyrie eleison — Господи, помилуй Слово радости и восторга Gloria — Слава Слово убежденности и твердости духа Credo — Верую Слово торжества и силы Sanctus — Свят Слово благодарности и милости: Agnus Dei — Агнец Божий Композиторы эпохи Возрождения посвящали свое искусство Господу БОГУ. Первой целью музыки, как говорил теоретик музыки XV века Тинкторис. было «услаждать Бога». А что могло быть более угодным. Создателю, чем построение музыкального храма но славу Его... Именно таким представляли себе мессу композиторы. Приступая к исполнению гигантского замысла, композитор не чувствовал никакой неуверенности в себе или робости. Ведь он был создан по образу и подобию самого Господа. «Ни небо не представляется для него слишком высоким, ни центр Земли слишком глубоким. А так как человек познал строи светил и как они движутся... то кто станет отрицать, что гений человека почти такой же, как у самого Творца небесных светил, и что он мог бы некоторым образом создать эти светила, если бы имел орудие и небесный материал,» — писал философ XVI века Дольче. Желая быть музыкальными зодчими, подобными Богу, композиторы задумали построить свой звуковой храм по самым совершенным законам, созданным самим Творцом, — по законам Природы. Это не значит, что композиторы были одновременно математиками, философами или естествоиспытателями. Они были людьми Возрождения, пантеизм — любовь и почитание природы — они ставили превыше всего. И потому законы Природы они ощущали как безусловные. Чувство природной красоты и гармонии проникало в их сознание через созерцание величественных храмов и статуй, через любование красочными фресками. украшающими грандиозные соборы, через изучение строгой латыни и слушание музыки ПРОШЛОГО, тоже посвященной Богу. Может показаться, что нет на свете ничего более сложного и недостижимого, чем познание законов Природы. Но эти законы столь всеобъемлющи и явлены взгляду и слуху с такой ясностью, что нельзя не почувствовать их, нельзя не увидеть наиболее важного в замысле Божьем. В соответствии с этими законами протекает жизнь небесных светил, жизнь всей земной природы, включая н человека, а также жизнь Духа. Природный закон можно выразить тремя главными понятиями: Гармония, Единство и Многообразие. И важнейшее из трех понятии — Гармония, которую еще древние греки считали первоосновой Вселенной, началом всего сущего. Благодаря Гармонии, разлитой и мире, душа человека преисполняется покоем и радостью. Гармоничен весь Божий мир. Несмотря на противоречия, все на нем соответствует одно другому, все создано Творцом так, чтобы явления природы и все живое находились в согласии, дополняя друг друга: день сменяется ночью, зима и дето чередуются в вечном круговороте. Землю освещают Солнце и Луна, вода испаряется и в виде дождя вновь падает на землю. И несмотря па кажущуюся противоположность, эти явления можно представить лишь в союзе друг с другом, одно невозможно без другого. В Гармонии пребывает и мир живой природы, мир животных и растений, где все они приспосабливаются к среде обитания и живут в согласии с нею, и каждому дано все необходимое для жизни: растениям — земля, вода, свет и тепло для роста и развития, животным — природная "одежда" и возможность добывать пропитание. Размышляя о сущности гармонии, которую можно было наблюдать не только в самой природе, но и в искусстве великих художников, композиторы эпохи Возрождения сумели передать в музыке это состояние счастливого согласия. Умиротворенные мысли естественно приходят на ум, когда звучит музыка Ренессанса. Особенно же это справедливо по отношению к итальянцу Палсстрине. Слушая Agnus Dei из его знаменитой «Мессы Папы Марчелло», можно вспомнить гармонично-прекрасную живопись Рафаэля. Гармоничное и прекрасное едино, даже скорее "надындивидуально", оно выше и совершеннее всего отдельного. "Должен художник стремиться не только подражать природе. Но и превзойти ее.. то есть показать при помощи искусства в одном все то совершенство красоты, которое в природе едва лишь проявляется в тысяче", — пишет философ Дольче. Чтобы быть прекрасным и гармоничным, художнику нужно ограничивать себя, соответствовать природному эталону, увиденному им в античных статуях; пропорции лица и тела должны быть строго определенными, малейшее отступление от образа разрушит красоту, поскольку красота, в отличие от уродства, малохарактерна — гармония всегда пробуждает в душе чувство спокойной радости. Гармоничным единообразием отличаются бесчисленные Мадонны Возрождения, символ кротости и божественной любви: все эти женщины молоды, прекрасны, лица их светятся радостью и умилением. То же можно сказать и о светских портретах Возрождения, в которых индивидуальная характерность знатных дам, юношей, кардиналов и правителей отнюдь не подчеркивается в той степени, в какой это будет свойственно живописи следующего века. Размышляя об идеале красоты, от которого не смел отступить знаток природного совершенства. Леонардо записал в своем дневнике: «Берегитесь грубого и резкого, пусть тени виши тают, как дым, как звуки дальней музыки». Сравнение с музыкой естественно возникло у художника, постоянно слышавшего мессы композиторов-современников. Эти мессы композиторы создавали как звуковой аналог великой природной Гармонии. Свой музыкальный стиль они назвали "строгое письмо», подчеркнув тем самым жесткость ограничений, которые они взяли на себя. чтобы соответствовать эталону музыкально-прекрасного. Звучание мессы должно быть гармонично, то есть светло и мягко. Поэтому исполняет ее четырехголосный хор без сопровождения — сопрано, альты, тенора и басы. — с которым ничто не сравнится в полноте и естественности природных тембров. И с самого начала начинаются строгие запреты: например, одновременно могут звучать только консонансы — тернии, сексты, квинты и октавы. Другие интервалы, включая «безобидную» кварту, считаются диссонансами, они и есть то «грубое и резкое», от чего предостерегает Леонардо. Значит, их нужно смягчить, то есть взять «с приготовлением» — сначала один звук диссонанса, потом другой. Если же взять оба звука сразу одновременно, то красота и благозвучие будут нарушены. Кроме того, нельзя сочинить мелодию произвольно, здесь существуют строгие запреты. Так, в ней не должно быть много скачков, скачки-диссонансы и вовсе невозможны, особенно следует бояться "интервала дьявола" — тритона, известного еще со времен средневековья. В соответствии с законом Гармонии необходимо компенсировать восходящие скачки нисходящим постепенным движением и наоборот. Ритм должен быть только плавным, ровным, никакой торопливости или суеты, никаких резких бросков. Подобно тому как в природе все создания угодны Богу и имеют свое назначение, так и в мессе все голоса равно дороги композитору, он поручает им равноправно звучащие мелодии. не делая различий между ними. Это и есть полифония. многоголосие, когда все партии — и сопрано, и альты, и тенора, и басы — равны между собой. Слушая мелодии, написанные композиторами эпохи Возрождения, легко почувствовать. что они не слишком отличаются по типу движения, по эмоциональному строю и характеру. И это естественно: гармония не предполагает яркой индивидуальности материала, наоборот, она подчеркивает единство прекрасного в природе, его эталонность. Вместе с тем каждому художнику Возрождения свойственна лишь ему присущая манера письма, несмотря на единый идеал красоты. имеющий силу закона: хрупкость и нежность Боттичелли, мягкость и лучезарность Рафаэля, пышность и сочность колорита Тициана не совпадают. Так же и композиторы в условиях жестких запретов «строгого письма» остаются хранителями собственной тайны музыкального мастерства. Чтобы убедиться в этом достаточно прослушать отрывок из мессы "Ми-ми" композитора XV века Окегема. принадлежавшего к прославленной нидерландской школе: ни у одного из современников нет такой неземной, парящей мелодии, как у него.




 
Дизайн сайта и CMS - "Андерскай"
Поиск по сайту
Карта сайта

Проект Института новых
образовательных технологий
и информатизации РГГУ